Главные новости сегодня

Тараз
Курс:5.66 0.00396.28 -3.76319.32 -0.10
Статьи 26 янв, 12:04

Ты узнаешь его … по голосу

В день выхода в свет этого номера  газеты Геннадию Васильевичу Побежимову, талантливому журналисту и замечательному, неординарному человеку, исполнилось 80 лет. Мы решили воспользоваться возможностью и напомнить нашим читателям  о том, чей голос десятки лет звучал в эфире областного радио, а фамилия часто  присутствовала под статьями на  страницах областных и республиканских газет.  Юбиляр любезно согласился помочь нам в этом своим жизнеописанием. 

Детство. Юность. Его университеты

- Геннадий Васильевич, откуда Вы родом?
 
- Я родился в 1938 году в поселке станции Акыртюбе Луговского (ныне Т. Рыскулова) района Джамбулской области, в  семье железнодорожного электромеханика и домохозяйки. В 1940 году отца, как хорошего специалиста, перевели в Джамбул.  Родители купили старый домик в районе железнодорожного вокзала, где прошли мое детство и юность. Учился в средней школе № 36 (ныне гимназия № 24). В то время школа относилась к железной дороге, и я помню, как учителя к отпуску получали бесплатные билеты в оба конца для проезда в любую точку страны.
 
- Помните ли Вы свое детство, самые яркие впечатления от жизни в родительском доме?

- Конечно, помню! Нормальная жизнь мальчугана тех лет.  Рядом был стадион «Локомотив», куда мы с мальчишками гурьбой бегали, играли в футбол (меня даже на ворота ставили), а дальше был клуб «КОР» (Клуб Октябрьской революции), позже получивший название Дворец культуры железнодорожников. Там я с большим увлечением и небезуспешно занимался в драматическом кружке, что в дальнейшем серьезно повлияло на мою дальнейшую жизнь. Еще запомнилось, как моя мама, Евдокия Дмитриевна, поражала своим кругозором приходящих в гости моих коллег-журналистов, имея за плечами всего лишь начальное образование. По-видимому,  ее гены, простите за каламбур, передались сыну Гене – я начал читать в возрасте шести лет, когда осилил единственную в доме толстую книгу писателя Маркова «Строговы».

- Не терпится узнать о Вашем журналистском образовании. Где и когда Вы его получили? Наверное, как у большинства людей, вуз после школы?
 
- Это, можно сказать, длинная песня на тернистом пути. Все будет гораздо позже.  В 1956 году, окончив школу, больше года я работал в совхозе «Чокпарский» с мужем сестры – трактористом в качестве прицепщика. Потом уехал в Томск, где прожил восемь незабываемых лет. Подал документы на радиофизический факультет  Томского университета, но не прошел на техническую специальность  по причине слабого зрения. Хорошо разбираясь в математике и физике, по совету декана  поступил на физмат педагогического института. Не понравилось, хотя нашим руководителем была известная научному миру даже за пределами страны Лидия Владимировна Белявская, специалист в области оптики, свободно владеющая  четырьмя европейскими языками. Так вот, перевелся на вечернее отделение радиофизического факультета университета, из которого впоследствии вырос научный институт электроники и электротехники, работающий на космос и оборону. Но не судьба – опять подвело зрение, не успевал записывать за преподавателем огромные, не умещающиеся на доске формулы и выкладки. Завершить там учебу не удалось, но зато в это время меня уже увлекло и начало затягивать мое родное -  журналистика. 

- Наконец-то мы выходим на главный пункт Вашего жизнеописания. Об этом, пожалуйста, подробнее.
 
- Дело в том, что мои школьные сочинения всегда высоко оценивались. Еще на первом курсе пединститута состоялась «проба пера», и свою первую информацию в 1958 году я отнес в областную молодежную газету «Молодой ленинец», потом написал в партийную газету «Красное знамя». И пошло-поехало. Мои статьи и репортажи принимали на радио и  телевидении Томска. А это отдельная история. Как оказалось, телевидение здесь появилось раньше, чем в Алма-Ате,  и сделали его в середине 50-х годов прошлого столетия сначала у себя студенты Томского политехнического института. Когда приехали специалисты Центрального телевидения СССР, они ахнули, доложили в ЦК КПСС, по команде которого были выделены деньги и оборудование. Так появилось Томское областное телевидение. Туда меня, уже известного человека по работе внештатным корреспондентом в газетах и на радио, ведущего концертных программ (вот где пригодились занятия в драмкружке) приняли на работу ведущим передачи «Телевизионный клуб художественной самодеятельности».  

- Помню, тогда, в 60-е годы, только  начинались популярные «голубые огоньки», программы «Шире круг» и другие о народных талантах. Это было из их числа? 

- Сначала ничего похожего. В студии за столом сидел диктор и читал с листа текст, сопровождаемый картинкой выступления какого-нибудь коллектива. Провел одну такую передачу и сказал начальству, что это скучно. Предложил что-то наподобие «огонька», где солисты и ансамбли, танцоры и чтецы собирались бы в студии за столиками и по очереди выступали вживую. Идея была принята, и два года я ежемесячно вел этот телеклуб. Карьера на телевидении только начиналась, причем успешно. Одновременно писал в газеты и на радио, где я стал своим человеком, вел концертные программы. Большим шагом вперед стало сотрудничество с всесоюзной газетой «Сельская жизнь», куда я писал развернутые статьи о народном творчестве, и не только. Но в 1966 году пришло письмо от мамы, что все дети разъехались, они с отцом остались одни. 
От народного театра до Гостелерадио 

- То есть,  на этом «Томский период» Вашей жизни и деятельности завершился? 

- Да. Я приехал в Джамбул и в Томск больше не возвращался. Приняли на работу режиссером народного театра Дворца культуры железнодорожников. Прошло два месяца, и грянула необходимость защищать звание народного. Шла работа над спектаклем «Вдовец» по произведению Маркова, который готовился к 20-летию Победы в Великой Отечественной войне. Пьеса хорошая для профессионального театра, а для самодеятельного - сложноватая. Времени в обрез, за два месяца новый спектакль поставить невозможно. Проблема дошла до секретаря горкома партии Ларисы Алексеевны Щукиной, которая присылала на репетиции своего инструктора посмотреть, что же там делает новый для города молодой человек. А я несколько изменил сценарий, и все у нас получилось. И комиссия, и зрители дали оценку: «Хороший спектакль. Здорово!» Звание народного театра  ДКЖ было подтверждено. Кроме основной работы в театре, я также все два года вел концерты, в том числе выездные, организовал концертную бригаду для выездов с вагон-клубом на самые дальние станции области. Помнится смешной случай, когда наш вагон по ошибке прицепили к другому поезду, и мы попали аж в Караганду.

- В общем, жизнь била ключом. А как обстояли дела с журналистикой? 

- Я ее не оставлял, писал информационные материалы в областную газету  и на радио, а однажды принял твердое решение полностью посвятить себя этому любимому делу. Вера Людосанова, в то время корреспондент областного радио, сообщила, что у них освободилось место корреспондента, и стала хлопотать за меня, в принципе мало кому известного в Джамбуле человека. Это в Томске фамилия Побежимов была, как принято сейчас говорить, брендом, здесь же все только начиналось. Тем не менее в 1969 году я был принят на областное радио в качестве корреспондента, с тех пор Веру Людосанову я стал называть своей «крестной», что ей очень нравится.  Здесь, вплоть до 1999 года, и  прошла основная часть моей трудовой жизни. С портативным магнитофоном «Репортер», блокнотом и ручкой вдоль и поперек объездил, облетел, ногами исходил всю нашу область до самых отдаленных аулов и участков отгонного животноводства. Пошли статьи, репортажи в областные и республиканские газеты. В результате меня, как журналиста,  люди стали узнавать и на родине. Что касается профессионального образования, я его получил заочно на  тогда еще знаменитом на всю страну факультете журналистики КазГУ, выпустившим немало знаменитостей. В 1985 году я был назначен собственным корреспондентом по Джамбулской области государственного  Комитета Казахской ССР по  телевидению  и радиовещанию (Гостелерадио).

- Кстати, напрашивается вопрос  Вам, ветерану профессии. Журналистики сейчас  много: традиционная в печатных СМИ, радио и телевизионная, полно различных информагентств, блогеров в Интернете, которых причисляют к журналистам. Ваше  мнение о современной журналистике? Оправдывает ли она свое предназначение?

- То, что журналистики много, и она разная – это хорошо. О другом не берусь судить, брюзжать на тему «вот, в наше время…» тоже не хочу. Каждому времени – своя журналистика и свои журналисты, а время сейчас  абсолютно другое. Могу только сказать, что главное предназначение настоящей журналистики – поднимать общественно значимые проблемы. Журналист должен работать так, чтобы его фамилию не только знали читатели, радиослушатели, телезрители, но чтобы после выхода его проблемных материалов  дело сдвигалось с мертвой точки,  а проблемы решались теми, кто должен их решать. На мой взгляд, время не властно над таким подходом. Не хочу никого обижать, но современная журналистика носит, в основном, поверхностный, описательный характер. Допускаются материалы, повторяющие скудные пресс-релизы, списанные с Интернета без посещения объекта, события, мероприятия. Еще раз повторю, по-видимому, время сейчас такое, такие подходы, требования. Мое время ушло.

- А Вы можете подтвердить примерами реальное воздействие Ваших публикаций? 
 
- Таких примеров очень много. Буквально с нулевого цикла, рытья котлована, я отслеживал строительство швейной фабрики между вторым и четвертым микрорайонами. Со дня основания она ютилась в маленьких домишках  на улице Кирова (Аскарова), потом ее перевели в приспособленное многоэтажное здание бывшей воинской части. Строительство продвигалось медленно. Помню, как примерно проходили наши диалоги на стройплощадке и  в его кабинете с Львом  Степановичем Дядичко, в то время управляющим трестом «Джамбулхимстрой», с которым мы очень сблизились: «Ты что нас постоянно критикуешь?» - «А ты почему не строишь?» - «А на что я буду строить? Денег не дают. Те, что выделили, я освоил -  можешь проверить». Вырисовалась проблема – отсутствие финансирования. В адрес заказчика, Министерства легкой промышленности, по республиканскому радио и в печати пошла серия моих критических  репортажей с места строительства. Положенные по проекту средства были выделены, строительство ускорилось. Потом директор новенькой швейной фабрики водил меня по светлым цехам с шикарным импортным оборудованием и говорил своим работникам: «Вот человек, который своими репортажами  дал нам возможность быстро войти в это здание и работать в полную силу». Есть чем гордиться. К сожалению, фабрика выпускала прекрасную продукцию всего год, а потом настали «лихие 90-е годы», предприятия не стало. Это уже другая тема. 

- Наверное, за время Вашей богатой событиями журналистской биографии бывали и курьезные случаи?

- Конечно, бывало всякое, в том числе и это. Как-то, уже в период работы в Гостелерадио, ближе к вечеру приехал в совхоз «Далакайнарский» Чуйского района, где бывал много раз. По просьбе директора, Александра Михайловича Конрада, меня разместили в доме местного чабана. Поужинали, вышли во двор на перекур и видим, что по небу летит что-то, сопровождаемое огромным эллипсовидным хвостом огня. Зрелище, я Вам скажу, завораживающее. Мой водитель заволновался: «Это НЛО, это НЛО!» Честно говоря, я в НЛО до сих пор не верю, тем более хозяин дома, простой чабан, подтвердил мои сомнения. Он абсолютно спокойно и обстоятельно стал объяснять, что такое бывает часто. Затем, в течение где-то пяти минут, пока летело Это, с точностью до секунд деловито комментировал, куда оно повернет, когда от него что-то отделится и начнет падать на землю. Как оказалось,  в те годы здесь неподалеку проходила  трасса запуска космических кораблей и испытательных полетов межконтинентальных баллистических ракет, о чем на следующий день (в случае удачи) торжественно сообщали радио, телевидение и газеты. В ясную погоду это могли видеть и жители городских окраин Джамбула. Так вот, по возвращении домой я узнал, что в «Знаменке» вышла статья нашего общего любимца Анатолия Межевихина (светлая ему память), директора городского Дома культуры, основателя хора ветеранов «Красная гвоздика». Писалось о пролете над городом загадочного НЛО. Курьез? 
 
- Еще какой.  А после выхода на заслуженный отдых чем занимались, ведь бывших журналистов не бывает?

- Должен сказать, к сожалению, торжественных проводов на пенсию я не дождался. За год с лишним до того в Гостелерадио произошло огромное сокращение штатов, которое коснулось и  меня, и наших местных структур. Но жизнь продолжалась. По настоятельному предложению моей бывшей коллеги по Казахскому радио Галины Умаровой открыл свое дело, занимался доставкой и распространением по городу газет и журналов. Это был мой заработок в течение более 15 лет. Потом, так сложились обстоятельства,  вслед за тяжело больной  супругой пришлось уехать к дочерям в Саратов. Сейчас я на родине, в гостях у друзей. Периодически публикуюсь в местных и республиканских газетах, а главное – занимаюсь литературным творчеством. Почти завершил  рукопись книги, о которой (пока «яйцо еще в курице») говорить, извините, не буду, все  - по ее выходу. 

- Геннадий Васильевич, положа руку на сердце, жизнь удалась?
 
- Безусловно! Я занимался любимым делом, состоялся как профессионал. Исколесил область и почти всю страну,  встречался с десятками тысяч интересных, достойных людей, был участником крупных событий. Помните, как пелось о нас, журналистах: «Трое суток не спать, трое суток шагать ради нескольких строчек в газете». И сейчас живу без таблеток. В общем, снова как в песне: «Старость меня дома не застанет. Я в дороге, я в пути…» 
- Большое спасибо за увлекательное повествование. Поздравляя с юбилеем, желаем Вам жизненного и творческого долголетия. 

Беседовал Михаил БУНИН, фото из личного архива Г. Побежимова