Главные новости сегодня

Тараз
Курс:5.59 +0.02390.32 -1.42331 -1.21
Статьи 20 авг, 09:51

Ударник музыкального труда

— Давайте, Анатолий, поближе познакомим читателей с вами.
— Родился я в мае 1952 года в Черкасской области Украины. Семья простая: отец — бывший офицер войск связи, защитник Севастополя, — работал служащим, мама — учительницей. В 1960 году пошел в среднюю школу поселка городского типа Ярки. С 10 лет учился при нашей же школе в музыкальной студии по классу баяна. Всевышний, как оказалось, дал мне не только талант, но и возможность его проявить. Мне было 12–13 лет, когда я начал аккомпанировать самодеятельному хору, в котором пела мама, и хотя меня из-за баяна видно не было, аплодисменты зрителей в основном доставались мне. Люди с юмором так и говорили: «Да мы ж это не хору, а вон тому малэсенькому хлопчику» (маленькому мальчику — укр.). В гастролях хора по сельским клубам и полям я проходил свои первые жизненные университеты. Да и службу в армии провел в оркестре Министерства внутренних дел.

— Несколько слов о Вашем профессиональном образовании.
— Поступил по классу ударных инструментов в знаменитое, как и сама Одесса, музыкальное училище при консерватории имени А.В. Неждановой. Ее профессура давала нам такие, как сейчас говорят, мастер-классы, которые запомнились и пригодились в работе на всю жизнь. Там же мы, студенты, раскрыв глаза, рты и уши, благоговейно слушали концерты органной музыки.

— Чем еще запомнилась студенческая жизнь?
— Тем, что называлось «Одесскими каникулами». Когда я учился на третьем курсе, мне единственному из музучилища посчастливилось в составе вокально-инструментального ансамбля от консерватории побывать на целине, в Кустанайской области Казахстана. Это я считаю вторым своим университетом жизни. Выступали в казахских аулах и в немецких поселках, в совхозах, где буквально как близкие родственники жили представители десятков разных национальностей. Отношения людей между собой и к нам поражали и восхищали своей доброжелательностью. Знаете, наверное, это был знак судьбы, ведь я, спустя 27 лет, снова оказался в Казахстане, теперь уже навсегда.

— Удачно ли складывалась Ваша трудовая жизнь?
— Грех жаловаться. Преподавал по своей специальности «ударные инструменты» в музыкальной школе поселка Красноселка. Играл в эстрадном ансамбле Дома культуры. А в 1977 году был приглашен на Львовщину (Западная Украина), где работал на курорте в ансамбле «Прикарпатские голоса». Через год меня пригласили в Черновицкую областную филармонию, в состав известного уже на весь Советский Союз вокально-инструментального ансамбля «Червона рута». В нем тогда работала солисткой София Ротару. Посмотрите на фото, как молоды и красивы все мы были! Год работы в этом коллективе многое мне дал в профессиональном плане.


Ударник музыкального труда

 

 

 

 

 

— Вы как-то обмолвились о неких зигзагах в Вашей творческой биографии. Что имелось в виду?
— В 1979 году я оказался в Москве, куда меня пригласил семейный ансамбль цыган под названием «Гиля Ромэн» (не путать с единственным в мире театром цыган «Ромэн» под руководством Николая Сличенко). Так вот, с известным широкой публике дуэтом Валерия и Валентины Маштаковых я поехал с гастролями за границу, видно, смуглым обличьем своим сильно походил на цыгана (смеется). Если серьезно, я своим исполнением на барабанах мог «завести» любую аудиторию. Тогда визы давали только самым знаменитым артистам, и то в социалистические страны. Цыгане же — народ вольный, кочуют куда хотят. Мы с концертами объехали многие страны Латинской Америки, в том числе Бразилию и Боливию. Такой вот зигзаг удачи…

— Теперь вернемся к Вашей основной работе.
— Работал в эстрадном ансамбле «Гусляры» Росконцерта, который на гастролях аккомпанировал артистам. Посчастливилось работать с такими выдающимися людьми, как танцор Махмуд Эсамбаев, певцами Кола Бельды, Иосифом Кобзоном, с оперными певцами Марией Биешу, Борисом Штоколовым. Во время культурной программы Московских Олимпийских игр 1980 года играл в вокально-инструментальном ансамбле «Песняры» Владимира Мулявина. Крупнейшие концертные залы, дворцы спорта, стадионы — огромные аудитории. Приходилось сопровождать концертные выступления и актеров кино. Запомнились Виктор Косых, исполнитель роли Даньки в «Неуловимых мстителях», Людмила Чурсина, Руфина Нифонтова, знаменитая «троица»: Вицин, Никулин и Моргунов.

— Действительно, целая плеяда знаменитостей… Представляю, насколько трудно было с ними работать. Вы, наверное, по струнке перед ними ходили?
— Не угадали. Это были очень приятные, простые и доступные люди, с которыми можно было запросто общаться в курилке или за кружкой чая. А знаете почему? Все они были высокообразованными профессионалами в своем деле, с высочайшей ответственностью перед теми, кто их слушает. Тогда не было понятия «звезда». Это сейчас без музыкального образования, без намека на голос можно пару раз появиться на экране телевизора: мальчикам — в джинсах и кроссовках, а девочкам — красиво раздетыми, и ты уже звезда… Не хочется даже говорить об этом!

— И не будем. Как дальше складывалась Ваша творческая жизнь?
— В 1985 году вернулся в Одессу и три года с эстрадными коллективами бороздил Черное море на круизных теплоходах. А потом по приглашению двоюродного брата очутился на севере, в Тюменской области. Был директором Дома культуры в вахтовом поселке строителей дорог к нефтепромыслам. Там создал интернациональный коллектив «Вечорницы», то есть «Посиделки», которым скрашивал тяжелую жизнь дорожников и местных жителей. Потом развал страны… Люди поразъезжались, кто куда… Не у дел оказался и я, потому что до кабацкого уровня музыки мне опускаться абсолютно не хотелось. Пел в церковном хоре, и 12 последующих лет, получив ускоренное церковное образование, был священнослужителем православной церкви. Это меня и спасло как человека и музыканта.

— Давайте оставим эту тонкую материю специалистам. В Таразе-то Вы как очутились?
— 2004 год, в стране постепенно начала налаживаться жизнь. В акимате райцентра Белые Воды, куда я обратился, мне предложили вернуться в сферу культуры. Играл в эстрадном ансамбле Серика Батырбекова, который работал с Розой Рымбаевой, Юлдуз Усмановой, группой «МузАрт». В 2008 году в Шымкенте под патронажем выдающегося саксофониста Игоря Бутмана состоялся джазовый фестиваль «Южные ночи», там я познакомился с эстрадным оркестром «Жибек Жолы» из Тараза под руководством Владимира Максименко. При активном содействии его ведущего музыканта Валерия Шаповалова я был приглашен на работу в этот оркестр, чем несказанно доволен.

— Не тянет ли в столицы, в известные оркестры?
— Представьте себе, нет. Здесь, в Таразе, я «бросил якорь», потому что обрел семью и дом. Наш оркестр при Таразском государственном пединституте является единственным среди вузов страны. Мы пропагандируем хорошую музыку, всегда и везде востребованы. Кроме того, на факультете дополнительного образования (декан В. Максименко) готовим себе смену, каждый по своей специальности. Я преподаю, даю мастер-классы, на будущий год сделаю первый выпуск музыкантов на ударных инструментах. Кроме того, есть вокальная группа «Вербичка», которую мы ведем с супругой Валентиной Матвеевой, успешно участвуем в крупных конкурсах и фестивалях. Что еще нужно для полного счастья?!

— Завершим традиционным вопросом: Ваши ближайшие планы?
— Имею поручение от Михаила Бондарева, организатора международного фестиваля «Страна Азия», создать и подготовить к работе музыкальный ансамбль для аккомпанемента вокалистам, как местным, так и приезжим. Начал поступать нотный материал из Москвы. Этим занят буквально «по уши».

— Спасибо за откровенное интервью!