Главные новости сегодня

Тараз
Курс:5.45 -0.01431.3 -2.03369.36 -2.50
Статьи 09 июл, 11:18

Мы — долгое эхо друг друга

Анна Базакова, окончив медучилище, всю войну работала медсестрой в Мурманском эвакогоспитале. Гудели переполненные палаты и коридоры, метались в горячем бреду тяжело раненые бойцы, кусали до крови потрескавшиеся губы и тихо просили: «Пить, сестра, пить…» Душа Анны, обожженная пламенем войны, не уставала сострадать чужой боли. Когда выдавалась свободная минутка, она разговаривала с бойцами, писала им письма домой под диктовку. Ее ласково называли: «Аннушка», «сестрица». Мурманск часто и сильно бомбили. Сколько уж лет прошло, но до сих пор в памяти те зловещие звуки — рев бомбардировщиков, грохот взрывов, от которых содрогалась земля.

Григорий Попов был командиром танка Т-34. Начал боевой путь в 1941-ом под Смоленском. Воевал на Украинском фронте, освобождал города и села Украины, Белоруссии, Польши. Весть о долгожданной Победе застала отважного бойца в Восточной Пруссии. Это были дни, когда на рассвете по танкам хлестал огонь войны, а часами позже на броню летели охапки весенних нежных цветов. Уставший, Григорий сидел на обугленной земле. Он не стыдился и не скрывал скупых мужских слез. Тогда ему казалось, что самое страшное уже позади.

В мирный летний день 1949-го неожиданно на полигоне во время военных учений случился пожар. Старший лейтенант Попов получил сильные ожоги лица, левый глаз перестал видеть. Потянулись долгие месяцы лечения в Мурманском госпитале. Здесь Григорий Попов впервые увидел хрупкую миловидную Анну, и сердце отважного танкиста дрогнуло.

По берегу Баренцева моря шли вместе он и она.

— Я скоро уезжаю в далекий Джамбул. Врачи сказали, что мне нужен теплый климат. Ты приедешь ко мне? — с надеждой спросил Григорий, посмотрев в глаза Анны. Она некоторое время молчала.
— Конечно же приеду, как нитка за иголкой, — зардевшись от смущения, ответила девушка.
— Значит, мы будем вместе всегда, — взволнованно сказал Григорий, согревая дыханием ее озябшие руки. — А ты не пожалеешь, что пошла за меня? Видишь… какой я… У меня пока ничего нет…
— Знаю, все знаю родной… Ведь я люблю тебя таким, какой есть, — голос ее был искренним.

В 1951 году Анна приехала в Джамбул, где ее уже ждал Григорий. Они соединили священными узами брака свои судьбы. Две души, два характера — и одна общая судьба. Начали семейную жизнь буквально на пустом месте, с нуля. Долгое время не могли нормально обустроиться, тяготили материальные трудности. Но они вместе преодолевали все испытания. Анна Попова многие годы работала медсестрой в городской детской больнице. Ее непрерывный трудовой путь длиною в 30 лет отмечен многими почетными грамотами, благодарственными письмами от родителей маленьких пациентов.

Беда, как всегда, пришла неожиданно.

— Анна! У меня в глазах померкло!.. — с болью вскрикнул Григорий Михайлович.
Это случилось солнечным сентябрьским днем 1973 года. Потом были долгие месяцы лечения, ожидание места в клинике, материальные затруднения и никогда не умирающая надежда на исцеление, на чудо. Попову сделали сложную операцию в Военно-медицинской академии в Ленинграде. Но — увы… Зрение не удалось вернуть. Беспросветный тягостный мрак заполнил все вокруг. Для Григория Михайловича погасли все цвета, краски, оттенки этого удивительного мира. Только не смолкли звуки ее шагов, ободряющий голос, не ослабело тепло ее рук, таких добрых и надежных. Анна Александровна разделила суровую участь мужа. Многое тогда зависело от нее, от мужества, терпения, умения владеть собой и выдержки.
Она учила мужа пить, не проливая чай из чашки, не проносить вилку мимо тарелки, ходить по комнате, не спотыкаясь. Читала вслух книги и газеты, гуляла с ним по вечерам на улице. Григорий Михайлович рядом с ней никогда не чувствовал себя одиноким.

Более полувека они были вместе: и в невзгодах, и в радостях. В 2002 году под плач ветра и шелест листвы ушел из жизни Григорий Михайлович Попов — ветеран Великой Отечественной войны, стойкий и благородный человек.
Анна Александровна Попова осталась совершенно одна. Детей у них не было. Ей уже 90 лет. И видится вновь сквозь толщу времени суровое Баренцево море, пустынный морской берег. И на том берегу — он и она…